Для отображения блока требуется Flash Player 10

$MYINF_31$

 
ФорумПорталЧаВоПоискПользователиГруппыРегистрацияВход
» Бутылочка
автор Лерчик Пт Фев 27, 2015 2:12 am

» Анкеты
автор Kujo Nozomi Сб Мар 23, 2013 3:00 am

» Чудеса Нового Года
автор Yushima Пн Янв 07, 2013 1:02 am

» Очень приятно, Бог / Kami-sama Hajimemashita
автор Yushima Вс Янв 06, 2013 5:31 pm

» Яна Тобосо
автор Yushima Вс Янв 06, 2013 5:29 pm

» Кайданы – японские рассказы о сверхъестественных явлениях
автор Yushima Вс Янв 06, 2013 4:43 pm

» Vampire Knight / Рыцарь-вампир
автор Yushima Вс Янв 06, 2013 4:16 pm

» Boku no Imouto wa Osaka Okan / Моя сестрёнка из Осаки
автор Yushima Вс Янв 06, 2013 4:12 pm

» Флейм
автор Yushima Вс Янв 06, 2013 4:03 am

» Это Конец. R, Ангст, Фантастика, Даркфик.
автор Ingrit Чт Июл 12, 2012 1:06 am

Сейчас посетителей на форуме: 3, из них зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 3

Нет

Больше всего посетителей (135) здесь было Пн Авг 07, 2017 8:36 pm

Поделиться | 
 

 Игры \ Блич \ NC-17 \ Бьякуя, Ренджи

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Посмотреть профиль http://vkontakte.ru/id31942900
avatar
СообщениеТема: Игры Блич NC-17 Бьякуя, Ренджи   Вт Апр 05, 2011 1:26 am

Автор: Jizell
Бэта: Не бэчено (пустил *Meta-NC17)
Название:Игры
Фэндом: Блич
Пейринг: Бьякуя/Ренджи
Жанр: любовное PWP
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: игра в принуждение
Правовая оговорка: если мне заплатят за этот фанф, я отошлю все деньги Кубо



В их постели никогда не было все просто. Так повелось с самого первого дня. Капитан навязывал ему свои правила, и нельзя сказать, чтобы у Ренджи вообще был выбор. Не было возможности и дать задний ход, чтобы вернуть их отношения в прежнее русло, когда они были всего лишь командиром и подчиненным. В какой-то момент, он даже помнил в какой именно, лейтенант совершил неосмотрительный поступок, после чего неподвластная контролю цепная реакция развивалась сама по себе.
Бьякуя был недоверчивым, до крайности своенравным, а, кроме того, и авторитарным любовником. Ренджи не мог припомнить случая, когда бы ему в руки перепадала хотя бы минимальная инициатива. Абсолютно все в поместье капитана, включая и происходящее в его спальне, делалось только с согласия и одобрения хозяина, а любые попытки хотя бы намекнуть о своих желаниях приводили только к тому, что он поступал в точности наоборот.
Лейтенанту, фантазии которого никогда не отличались высокой степенью изысканности, привыкнуть к этому было непросто. Кое-что до сих пор оставалось за гранью его понимания.
- Иди сюда, Ренджи, - холодный, почти недовольный тон.
Бьякуя сидел на футоне в одних хакама и босой – его обычная одежда. Лейтенанту не позволялось иметь на себе ничего. Свою форму, таби, и даже нижнее белье он оставлял за пределами этой комнаты.
Ренджи опустился на пятки рядом с капитаном в ожидании дальнейших приказаний. Тот некоторое время изучающе разглядывал его, решая, видимо, чем бы ему сегодня развлечься. Собственнический взгляд останавливался на чуть припухших блестящих губах, потом снова скользил вниз, замедляя свое движение разве что на бесстыдно обнаженном торчащем члене, направленном прямо на него. Лейтенанту казалось, что этому конца не будет, но спустя какое-то время Бьякуя все-таки определился.
- Повернись.
Аккуратно, чтобы не задеть его, Ренджи развернулся, встал на четвереньки задом к своему любовнику, и опустился на локти. К этой подчиненной позе его приучали долго. Поначалу она казалась лейтенанту до жути непристойной и открытой. Собственно, не было ничего ужасного в том, чтобы заняться в ней любовью, но стоять так перед кем-то, осознавая, что тебя детально изучают, было просто невыносимо. Бьякуя связывал его, чтобы заставить подчиняться.
Он и сейчас выражал раздражение недовольным вздохом.
- Ренджи...
Лейтенант расставил ноги пошире, чтобы тот видел абсолютно все. Его любовник не терпел, когда от него пытались закрываться.
- Ближе.
Ренджи подвинулся в его сторону. Так, что капитан теперь мог достать до него рукой. Он бы даже предпочел, чтобы тот до него дотронулся, но никаких прикосновений не последовало. Это могло означать все, что угодно. Он мог простоять так еще полчаса, слыша за своей спиной, как капитан ласкает себя, а после тихо постанывает, кончая. Впрочем, тот мог спустя минуту раздеться и неторопливо взять его без всякой предварительной подготовки. А мог снова заставить его развернуться и притянуть красноволосую голову к своему паху, призывая удовлетворять себя губами. Ничего и никогда нельзя было предсказать заранее.
На этот раз в него осторожно проскользнули властные пальцы. О смазке лейтенант позаботился заранее сам. Это тоже было правило - Бьякуя не любил отвлекаться на такого рода мелочи.
Ласки становились приятными, и Ренджи еле сдерживать себя, чтобы не податься навстречу - как только его любовник поймет, что ему это нравится, он тут же сменит тактику. Эти пальцы - они были невозможно нежными, всегда, с самого первого дня. Никогда и ни при каких обстоятельствах Бьякуя не доставлял ему боли, считая, что она отвлекает от физических страданий иного характера. Он заставлял просить своих прикосновений, выть, а после мог бросить на полпути, так и не предоставив разрядки.
Если это случалось, после Ренджи засыпал с трудом. Пах, налившись тяжестью, начинал болезненно ныть. Прикасаться к себе ему не разрешалось - это была прерогатива капитана. Ворочаясь и вздыхая, сжимая ноги, чтобы хоть как-то унять собственное тело, он в конце концов проваливался в сон, но очень часто случалось, что его будили прямо среди ночи. Его плоть, уже согласную было с отсутствием ласк, обхватывали ладонью и начинали осторожно гладить. Лейтенант, изголодавшийся и жаждущий, кончал очень быстро, почти не просыпаясь, находясь в тягучей дремоте, и еле слышно бормотал при этом имя капитана.
Однажды вместо ладоней были губы. Сквозь сон Ренджи едва мог поверить в это, лежал, не шевелясь, и был ошарашен до беспамятства. По его члену скользил умелый язык, совершая ритмичные движения, а лейтенант был озабочен только одним - как бы не кончить в рот своему любовнику, который вряд ли посмотрел бы на это сквозь пальцы. С другой стороны, любой рывок с целью отстраниться мог означать непослушание, которое тоже могло бы вызвать недовольство капитана. И он продолжал лежать, замерев, пока не дождался собственного оргазма, во время которого даже вздохнуть боялся, чтобы не выдать своей осведомленности во всем происходящем.
Покончив со своим занятием, Бьякуя осторожно выпустил его, лег рядом и заснул, оставив парня в одиночку осмысливать случившееся. Наутро ни один из них не вспомнил о том, что было ночью, а вечером это и вовсе стало казаться лейтенанту сном, настолько нелепым выглядел по отношению к властному любовнику этот поступок.
Ренджи невольно выгнулся, когда пальцы, ласкающие его внутри, проникли как-то особенно глубоко. Он хотел дальше. И сильнее. Заметив такую реакцию, Бьякуя тут же прекратил свои действия, вызвав при этом жалобный стон обманутого в своих ожиданиях лейтенанта. Он снова отстранился, и лег, продолжая его разглядывать. Тот шумно дышал, разочарованно всхлипывая и впиваясь пальцами в футон.
- Пожалуйста, - еле слышным шепотом просил он, - еще...
Бьякуя никак не среагировал на эти слова и лежал так долго, что лейтенант волей-неволей успокоился и перестал обращаться к нему с мольбами. А после ласки снова вернулись, так же, как и в первый раз – капитан доводил его до неистовых стонов и тут же выпускал. Спустя час таких издевательств Ренджи почти колотился в его руках, и тянулся, чтобы помочь себе, но Бьякуя его тут же одергивал - хватал за запястья и удерживал, невзирая на попытки вырваться
Когда лейтенант в очередной раз утих, тот прижал его к себе и принялся осторожно касаться губами чуть вспотевшей шеи. Ладони его скользили по груди, несильно сдавливали, а после спускались вниз, чтобы едва касаться изнывающей плоти. Возбуждение снова нарастало, и в итоге переросло почти в безумие – стоило капитану слегка задеть его отвердевшие темные соски, как это касание моментально отдавалось звенящей волной во всем теле. Пах при этом зудел, наливался, требовательно пульсировал.
И вот, наконец, он дождался этого – Бьякуя уложил его на спину, задрал одну ногу, и, разыскав вожделеющее отверстие, плавно толкнулся внутрь. Вслед за этим последовал тихий протяжный вздох – цепенея от сладострастия, Ренджи перестал себя контролировать. Он лежал, прислушиваясь только к своему любовнику, и молился, чтобы тот не бросил его. Между ног от каждого толчка все дрожало, наслаждение накатывало на него так быстро, что он не успевал ничего сообразить. До преодоления границы оставалось совсем немного – всего лишь чуть стиснуть в пальцах разрывающуюся от напряжения плоть. Но ему снова не дали этого сделать, перехватив потянувшуюся было к животу ладонь.
- Сам, - раздался охрипший от желания, но все же сохранивший повелительные оттенки голос, - без этого.
Ренджи снова мучительно застонал. Любовнику нравилось, когда он кончает без помощи рук. Для того, чтобы это увидеть, Бьякуя готов был изводить его часами, но каждый раз неизменно добивался результата.
Вместе они были уже около года, и бог знает, сколько времени прошло, прежде чем у лейтенанта прорезалось осознание, что ему нравится подчиняться. Его будоражило все, даже долгое ожидание и томительное мучение. Поначалу такое обращение жутко обижало и внушало чувство, будто его используют. И только потом, спустя месяц, когда Ренджи начал осваиваться в предоставленной ему роли, он с удивлением заметил, с каким невероятным пламенем в голосе любовник произносит его имя, кончая, как жарко прижимает к себе, и как после, когда утихали последние страсти, нежно целует везде, где может. Бьякуя перестал отпускать его в казарму, и всегда велел оставаться рядом с собой.
В их спальне, впрочем, все равно ничего не изменилось. Хозяин поместья как был здесь единственным авторитетом, так им и остался.
- Д-да!Д-да! – Ренджи захлебывался в воплях.
Капитану приходилось с усилием сдерживать его бедра, потому что парень, ничего не соображая, рвался просто с чудовищной силой – настолько мощный оргазм его накрывал. Дождавшись, пока из него выхлещет буквально все до капли, Бьякуя выпустил его, и лег рядом, безучастно наблюдая, как любовник постепенно затихает.
Ему нравилось, когда в таких случаях, после особенно бурного взрыва, Ренджи, отлежавшись, слабо подползает к нему, обхватывает за поясницу и утыкается взмокшим лбом в разгоряченную грудь. А сам Бьякуя зарывается лицом в растрепанные волосы и осторожно касается их губами. В эти минуты игры не существует, хотя оба молчат и делают вид, будто бы она все еще продолжается. Но оба понимают – нет ни хозяина, ни подчиненного. Есть только два бесконечно любящих друг друга человека, которые наслаждаются счастьем быть рядом.
- Ренджи, - капитан обращается к нему совершенно другим тоном – словно зовущим откуда-то из глубины.
Лейтенант поднимает на него глаза.
И наступает пауза, в длину которой с точностью до секунды вписывается фраза «Я люблю тебя». А после Бьякуя прижимает его к себе, так и не выговорив ни слова. Ренджи удовлетворенно закрывает глаза, пребывая в полной уверенности, что капитан это все же произнес.
•Открыть подпись•


...балуясь с Такеру, не забывай о старичке Ао (с)
 

Игры \ Блич \ NC-17 \ Бьякуя, Ренджи

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Anime in your soul // Аниме в твоей душе :: Творчество :: Фантики :: Фанфики по аниме-
Вверх страницы

Вниз страницы
Бесплатный форум | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать он-лайн дневник